Эксклюзивное интервью Андрея Большакова с Валерием Гаиной. 1999 год.

Эксклюзивное интервью Андрея Большакова с Валерием Гаиной.
Los Angeles, California.

Одним из первых музыкантов , с которым нам довелось встретиться в
Америке в период проведения NAMM SHOW, стал Валерий Гаина. Думаю не
стоит представлять человека , который столько сделал для
отечественного рока, достаточно лишь вспомнить группу «КРУИЗ» и все,
что связанно с ней, чтобы понять- это ЛЕГЕНДА. О том как живет
Валера в L.A. и чем занимается была наша беседа с ним.


Андрей: Валера, а почему ты уехал из России? Когда к тебе пришла эта
идея уехать?
Валерий: У меня всегда был план уехать отсюда. Я жил в Германии 2,5
года, но думал о том, что надо перебраться в Америку в любом случае.
Из-за проблем с немецким контрактом, «КРУИЗ» уже не мог дальше
нормально существовать. Нам надоело самим спасать положение.
Концерт, который мы дали в «Крыльях Советов», был одним из
последних. Мне было, по большому счету всё равно. Я просто приехал
тогда отыграть этот концерт. После этого я обратился к проекту GAIN
, который был уже запланирован, чтобы приехать в Америку. Мы
записывались 2 месяца на студии, но из этого проекта, всё равно
ничего не получилось, т.к. все это партнерство не разрослось во
что-либо более глобальное.
Андрей: Проблема была с нашей стороны?
Валерий: Нет, в основном с американской стороны. Ну что мог Боря
Зосимов сделать будучи в России, когда альбом надо было проталкивать
на американский рынок? Разумеется, кто-то должен был его
проталкивать. Наш американский партнёр подумал, что Боря всё
сделает, а Боря подумал что всё сделает американская сторона. В
общем, не поняли друг друга. Но это не страшно, потому как для меня
этот проект только был поводом приехать сюда, вписаться в эту жизнь.
Ведь Лос-Анжелес это центр всей музыкальной тусовки. Сюда все едут,
не только бывшие соотечественники. Именно здесь всё происходит , всё
варится…Если ты здесь, то у тебя есть шанс. Знаешь почему я переехал
в Москву из Кишинёва? Потому как в Москве всё варилось. То же самое
и здесь, только это - Америка. Здесь есть и свои прелести и свои
недостатки. За первые 2 года я впитал в себя очень многое , и стал
смотреть на всё другими глазами. Только когда ты живешь в Америке
начинаешь понимать как трудно будет добиться успеха здесь. Не так
как сидя в «совке» мы думали: «А давайте удивим Sony или PolyGram.
Мы крутые, мы всех уберем!», а здесь трудно кого-нибудь убрать.
Андрей: Знаешь, эта болезнь присутствует у многих «совковых»
музыкантов и до сих пор, только ситуация осложняется ещё и тем, что
у многих, как говорится, не катит. Раньше ещё что-то происходило,
«Монстры рока» какие-то и т.д., а сейчас…
Валерий: Да. Тогда мы все были «Монстрами». К счастью, я считаю, что
у меня не было «звёздной болезни». Ведь кто-то хочет стукнуть
кулаком и сказать:
« Это будет вот так! Я крутой!» и т.д. А кто-то хочет высказаться
совершенно по-другому. У каждого человека есть свой образ. Я как раз
больше любил смотреть на таких людей и делать выводы для себя. Это
мне и помогло в этой стране.
Андрей: Ну а здесь нет такой борьбы?
Валерий: Везде есть борьба. Без борьбы вообще жизни нет. Но здесь
другая борьба. За что люди в основном борятся? За то, чтобы денег на
жизнь заработать и стать независим, но для этого надо много
работать. Здесь у меня весь день расписан по минутам, и самое
главное я занимаюсь своим делом. Я работаю продюсером на студии и
иногда играю на гитаре в различных группах. Свободного времени
совсем нет. Мне приходиться записывать кого-то днём, после этого
репетировать в группе, после чего с этой же группой играть вечером
концерт. В принципе я жил так всегда, даже играя в «Круизе», но если
сравнивать то, как мы делали всё в России и здесь, то в России это
было «гуляй мама, не хочу», а здесь всё время распределено на 100%.
Андрей: Валера, а скажи, неужели здесь все те, кто играет по клубам,
зарабатывает себе на хлеб только этим?
Валера: Музыкальный бизнес очень тяжёлый. Сначала ты вкладываешься в
дело, а затем уже оно начинает приносить деньги. Или если оно не
приносит дохода, ты завязываешь этим заниматься. Здесь каждый день
играет миллион групп. И каждая из них надеется на успех. И каждая из
них надеется на успех. Люди играют, играют, а потом в один момент
решают: «Всё, с музыкой закончено». У меня есть масса таких друзей,
которые играют в кайф (для себя). Один их них, кстати профессор
Университета в Лос-Анжелесе, приходит записываться ко мне в студии.
Он может быть профессором Университета и при этом позволить себе
пойти сыграть песни, причём песни ломовые. Также и для меня. Как я и
стили музыкальные менял, так и всё у меня может измениться. И ничего
страшного. Главное сохранить в себе искорку, которая делает тебя
живым, настоящим. Ты не обязательно станешь звездой, и не должен
думать , что можешь быть только музыкантом.
Андрей: Хорошо, когда все меняется и человек имеет уже какие-то
навыки или какой-то бизнес. Я в «совке»многим музыкантам, которые
приходят ко мне говорю: «идите работать, а после работы играйте,
если захочется». И для многих, это просто не приемлемо. «Как же так?
Я музыкант. Почему я должен ещё где-то работать?»
Валерий: Это именно то, что я и имел ввиду, когда говорил «Гуляй
мама, не хочу». Здесь все работают, зарабатывают деньги, платят за
свои квартиры, за электричество, за воду, за всё. И после этого
занимаются музыкой. И это очень нелегко сделать. Но люди здесь к
этому привыкли и это нормально.
Андрей: Валера, а как в основном здесь раскручиваются группы?
Валерий: В Америке есть своя определённая индустрия, которая и даёт
жизнь многим существующим музыкантам. Понимаешь? Есть проекты,
которые проталкиваются только компаниями грамзаписи. Если компания
грамзаписи захочет, то она протолкнёт любой проект. Она создаёт
группы, которые ей нужны. Сделай один хит, и ты сможешь заработать
большое количество денег. Вот как здесь работает эта индустрия. И в
то же время здесь существуют группы, которые вылезают просто из
подвалов, выбираются и пытаются прорваться. А индустрия на них не
смотрит, спит. И не надо думать, что Sony или WEA такие крутые. На
них работает такое большое количество людей, что пока до них дойдёт…
« Nirvana» играла 5 лет ту же самую музыку и никому не была нужна,
пока не пробилась через маленькую компанию звукозаписи. И сразу же.
«Давай мы купим».Вгрохали туда бешенное количество бабок и всё.
Индустрия работает. Но как работает? Бабки считает. Потом снова
бабки считает. При капитализме всё построено на этом. Но здесь есть
опять же и положительные моменты. В конце-концов люди разобрались,
что не надо идти через Warner Brothers, а надо идти через маленькую
компанию. Если люди тебя услышат и музыка у тебя хорошая, то она
продастся.
Андрей: Я тоже так считаю.
Валерий: Здесь за последние 5 лет, люди уже пришли к этому.
Когда я сюда приехал, здесь вопрос так стоял: «Ну что, ребята, будем
проталкивать своё демо в PolyGram» и т.д. Я сказал «Нет! Не надо
спешить. Я уже был с Круизом на Warner Brothers в Германии и знаю,
что это такое. Они пришли в один прекрасный день и сказали нам
играть как Scorpions. В Америке я понял с самого начала, что
необходимо идти своим путем. В этой стране не обязательно продавать
миллион пластинок, чтобы зарабатывать деньги и кайфовать от того,
что ты делаешь.Можно продать пять тысяч пластинок через маленькую
компанию звукозаписи, и неплохо заработать. А можно продать и сто
тысяч копий через крупную компанию и не заработать ничего.
Андрей: Расскажи немного о своем проекте Карма.
Валерий: Когда я сюда приехал, я собрал группу из талантливых ребят,
которые только начинали свою карьеру. Назвались Карма. Группа была
очень интересная, тяжёлая. Я очень надеюсь, что её слышали в России.
Мы давали её Боре Зосимову в PolyGram.
Андрей: Да, я знаю, но я её не слышал к сожалению.
Валерий: Особо никто её не слышал. Насколько я знаю, в настоящее
время в России, тяжёлая музыка никому не нужна, но я также знаю, что
есть люди, которые в душе хотели бы услышать не то, что им пытаются
навязать.
Андрей: Ты знаешь, я стараюсь этого не замечать, занимаюсь своим
делом, хотя конечно попса достала! Ну да ладно, продолжай.
Валерий: Ну, вот сделал я Карму. Мы выпустили альбом и продали его в
Германию на ZYX. Немцы хотели, чтобы мы записывали следующий альбом.
Не получилось. Для меня даже эта пластинка была большим успехом, по
большому счёту, несмотря даже на то, что второй альбом не вышел. Для
меня это был большой успех, т.к. прежде всего потому, что я сделал
себе карьеру и нашёл много работы. Ко мне стали приходить группы как
к продюсеру. « Вал, мы хотим с тобой записываться». Когда такое
происходит это самый большой успех. Работая с разными группами я
понял, что проталкивая команду, можно расчитывать на то, что они
приведут и еще одну и т.д. Из всех групп, с которыми я работал ни
одна не сказала мне: « Мы к тебе больше не придём». У меня одна
группа переехала в Сан-Франциско. Они и сейчас приезжают ко мне сюда
записываться.
Андрей: А почему Карма распалась?
Валерий: По многим причинам. Смотри, Nixx был хороший барабанщик, но
наркоман. Пришлось выгнать его из группы. Второй, который и записал
пластинку, был совсем молодой. Страшно молодой, 16 лет. Ему отец
сказал :
«Хочу сынок, чтобы ты играл в группе, так как ты хороший
барабанщик». И он проиграл в Карме около года. И когда у него пошли
плохо дела в колледже, отец сказал ему: « Всё!» Но он барабанщик
такого класса, каких не найдёшь. Человек, который играет любую
музыку. Нет проблем, с любой скоростью. Если бы ты его увидел, то у
тебя мозги немного бы съехали потому, что он уникальный барабанщик.
Он играл с 3-х лет. И отец его барабанщик, он его учитель. В общем,
чувачок выигрывал все призы на всех конкурсах, которые только можно
было выиграть. Вот так он играл. После него сложно было найти
барабанщика, который бы так сыграл сложную музыку Кармы. И всё это
тянулось и тянулось. Приходило прослушиваться много барабанщиков (
по 20 человек в день). Здесь музыкантов на каждом шагу. Но для того,
чтобы подобрать человека, который нужен, необходимо время. И я начал
заниматься карьерой продюсера. В принципе, всегда так происходило. Я
играл в группе и одновременно занимался другими делами, работал с
разными группами. И в России, и в Германии я работал с разными
группами в студии, после того, как записал Круиз. Последние три года
я работаю в студии, играю с бас-гитаристом из Кармы. Ещё работаю
дуэтом с одним исполнителем. Чувак играет на барабанах и поёт. Я
играю на гитаре. Здесь у нас своя компания, которая проходит через
BMG Distribution. Это та же компания, которая продавала Карму. Но
только сейчас она разрослась до такого уровня, что имеет партнеров и
кое-какой капиталл. Я здесь прожил уже 5 лет. Как смотреть на мою
жизнь? Было и плохо и хорошо. Было очень по-разному. Если ты
начинаешь работать и правильно общаться с людьми, то ты всегда
сможешь чего-то добиться. Для меня это самое главное.
Андрей: Расскажи мне пожалуйста, в чём причина развала старого
Круиза?
Валерий: Первое что случилось- это ушёл Сарычев. С Сарычевым была
хорошая атмосфера. Он ушёл, и я ничего не мог поделать.
Андрей: А почему он ушёл?
Валерий: А потому, что он хотел играть свои песни. Ему почему-то не
нравился Аничкин и т.д. В общем, Сарычев ушёл. Мы играли без
клавишника. Это было давно, я уже и не помню.
Андрей: Давно, но здорово.
Валерий: Тогда это просто всё в воздухе было. Просто катило. Была
хорошая атмосфера между людьми. У Сарычева амбиции были. Он не
понимал, сколько можно было сделать вместе.
Андрей: Честно говоря, Сарычев был на своём месте.
Валерий: Да, с его уходом у группы пропала некая оригинальность.
Потом Сева Королюк и Саша Кирницкий захотели играть индийскую
музыку.
Андрей: Да. У Вас даже был один альбом с восточным уклоном.
Валерий: Он назывался КиКоГаВВА. Это даже не был Круиз. А просто
люди из Круиза. По той простой причине, что нас тогда полностью
разогнали. У нас не было возможности играть концерты. Мы 10 месяцев
не могли нигде играть. Мы сидели тогда в подвале и записывали эти
песни . Я, Кирницкий и Королюк. Монин с Гришей тогда в Э.В.М. ушли.
С Гришей я очень любил играть джемы в 2 гитары. Он больше джазового
направления, а я больше рокового. Мы с ним могли играть часами. С
ним мне всегда было играть по-кайфу, он был весёлым человеком и
всегда любил пошутить.Но что касается музыки Круиза, то я не видел
никакого прогресса. Поэтому наши пути с Сашей и Григорием и
разошлись. Необходимо было что-то делать. Так и появился альбом
КиКоГаВВА. Но он мне не понравился совсем в итоге. Мне больше
хотелось оригинального. Новой музыки. В итоге я уже не мог играть
“индийскую” музыку с Севой и Сашей. Поэтому и остался один. Потом
пришёл Сергей и Фёдор и мы вломили по полной!!
Андрей: Ты знаешь, что сейчас восстановили старый Круиз?
Валерий: Да, я в курсе.
Андрей: Что ты об этом думаешь?
Валерий: По поводу музыки или по поводу самого факта?…Да я рад за
них. То, что они играют старые песни-это и есть ностальгия. Это то,
что их связывает. Я надеюсь, что это так. Я часто вспоминаю их всех.

Беседу с Валерием Гаиной вёл Андрей Большаков.
Журнал “MusicBox “.